Приветствую Вас Гость!
Вторник, 22.08.2017, 04:45
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

У вас были аборты?
Всего ответов: 120

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Rambler's Top100

Форма входа

Поиск

ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Главная » Информация » Истории из жизни » Истории знаменитых личностей

АНГЕЛ СМЕРТИ

Джордж ГРАНТ
(Сокращенный перевод с английского)
Изд-во "Просветитель"

Международная Федерация Семьи - это старейшая в мире, величайшая в мире лучшим образом организованная корпорация, внедряющая аборты и контроль над рождаемостью в мировом масштабе. Как гласит "Ежегодный отчет Американской Федерации Планирования Семьи за 1992 год", работа Организа-ции ведется 134 странах всех континентов. Только в США в 922 спецклиниках и 167 филиалах, раскинувших свою сеть от побережья до побережья, трудится более 20 тыс. человек штатного персонала и добровольных помощников. Комфортабельная и оборудованная по последнему слову техники штаб-квартира в Нью-Йорке, центр правового обеспечения в Вашингтоне, пункты работы с общественным мнением в Атланте, Чикаго, Майами и Сан-Франциско, официальные меж-дународные центры в Лондоне, Найроби, Бангкоке, Нью-Дели; налоговая декларация 1992 года оглашает 192,9 млн.долл. основного капитала, 108,2 млн.долл. капитальных вложений и 23,5 млн.долл. чистой прибыли. Это только в США, а вместе с национальными отделениями всего мира годовой бюджет этой "некоммерческой организации" равен более чем биллиону(?) долларов.

А началось все с крошечной подпольной клиники на бруклинской окраине, обслуживаемой энтузиастами социалистического и анархистского толка, возглавляемой Маргарет Зангер.

Каким образом удалось двадцатилетней медсестре-недоучке раскрутить эту гигантскую машину? И наоборот: не отразился ли характер и личная судьба основательницы на структуре и стратегии Ассоциации? Что это в конце концов за человек, умудрившийся всю жизнь - все тридцатые, сороковые, пятидесятые, шес-тидесятые годы - с высокой трибуны проповедовать слегка видоизмененные идеи Гитлера, Сталина и Мао и не подвергнуться не только уголовному преследованию, но даже и простому журналистскому разоблачению? Ответ на эти вопросы, возможно, подведет нас к ответу еще на один: каким образом в странах торжествующей демократии легально функционирует организация, унесшая, по самым приблизительным подсчетам, два с половиной биллиона(?) человеческих жизней?

ИСТОКИ

Маргарет Зангер родилась 14 сентября 1879 года в маленьком промышленном городке Корнинге под Нью-Йорком, в семье ирландских эмигрантов. В семье кроме Маргарет было пятеро детей; впоследствии родилось еще пятеро.

Жила семья бедно и как-то тускло. Отец, бывший некогда католиком, ра-ботал каменщиком - и пил, пил... В пьяном и полупьяном виде Майкл любил "вольнодумствовать" и поучать детей в цинично-атеистическом духе, разрушая скромные результаты педагогической работы матери. уже будучи взрослой, Маргарет не могла даже на поезде проехать мимо мест, где прошло ее безрадостное детство - у нее тотчас начинался приступ "корнингита".

Крестили Маргарет по католическому обряду в 1893 году, тайно от отца. Атмосфера тайны подхлестывала воображение, и Маргарет проявила в отрочестве горячий интерес к богослужению, отчасти даже к вопросам духовной жизни. Однако энтузиазм неофитки оказался хрупким: после смерти матери, которую Маргарет потеряла в возрасте семнадцати лет, он сменился стойким отвращением от всего церковного, сохранившимся уже до самого конца.

Как только представилась возможность, Маргарет покинула лоно семьи и поступила в колледж Клэйврэк - маленький, недорогой, уютный - мечта среднего американца.

Как ни демократичны были порядки в колледже и как ни низка была плата за обучение, Маргарет, вкусившая вольной жизни, то есть радикальной кружковщины и свободного секса, вскоре перестала выполнять даже эти умеренные требования. Клэйврэк пришлось оставить и вернуться домой. Но - только для того, чтобы, осмотревшись, снова пуститься в океан жизни.

Маргарет поступила на работу воспитательницей в детский сад. К счастью для детей и их родителей, она не задержалась на этом месте и через полгода перешла работать ученицей медсестры в одну из провинциальных больниц.

Больничная работа оказалась еще утомительнее и однообразнее детсадовской. Маргарет так и не завершила курса стажировки. Все слова ее "Автобиографии" (Нью-Йорк, 1938), представляющие ее "хорошо обученной и опытной медсестрой" - чистая выдумка. На самом деле максимум на что она была способна как медик даже в пору расцвета своего профессионализма - сменить простыню, вынести судно и сходить позвать заведующую.

Естественно, все это ей мало подходило.

В те пуританские времена для бедной и не слишком работящей девушки достойный выход был один - она и вышла за мешок с деньгами.

ЗИМА РАЗОЧАРОВАНИЙ

Уильям Зангер не был тем, что называется "богач", но он был обеспечен, занимал престижное место в процветающей архитектурной фирме и успел даже сделать себе имя постройками в Нью-Йорке.

Зангеры поселились в симпатичной квартире на Манхэттене и зажили "семейной жизнью". Но роль "хранительницы домашнего очага" нагоняла на Маргарет еще большую хандру, чем работа воспитательницей или медсестрой. Несмотря на все попытки мужа разнообразить ее жизнь - включая такую неординарную, как постройка дома на Лонг-Айленде по оригинальному проекту, - она затосковала.

Вскоре и с небольшими перерывами у нее родились дети: два мальчика и девочка. Но так как выяснилось, что воспитание их совсем не похоже на собира-ние фарфора и требует от матери каких-то особых душевных качеств и значительных дополнительных усилий, дети были поручены теткам и воспитателям.

После десятилетия безуспешных попыток вжиться в роль домашней хозяйки Маргарет вынуждает мужа продать дом в пригороде вместе со всем скар-бом и переселиться обратно на Манхэттен, в сердце города.

Здесь Уильям возобновляет некоторые из радикальных знакомств своей юности.

В то время Нью-Йорк буквально кипел "левыми" идеями всех сортов, от пролетарской революции до суфражизма и анархизма. Маргарет с радостью окунулась в этот дотоле незнаемый мир.

Однажды она услышала ораторствовавшего Джона Рида - и он потряс ее, как девять дней - мир. Известные, в общем-то, вещи: факты бедственного положения рабочих, теоретическая марксистская база - в устах будущего пламенного пропагандиста большевистского режима звучали как поэма.

Судьба Маргарет была решена. Она объявила о разрыве со своим буржу-азным прошлым, превратила квартиру на Манхэттене в почти круглосуточно действующий клуб "левых", где за пивом с сосисками обсуждались проекты социально-политического переустройства мира.

И, кроме того, Маргарет впервые в жизни осмысленно взяла книгу в руки. Этой книгой стал "Капитал".

BОИТЕЛЬНИЦА

К началу десятых годов ХХ века под крылышком Социалистической партии Америки приютились практически все экстремистские силы: радикальные республиканцы, реформисты-унитарии, "Рыцари труда", анархисты, популисты, суфражистки, коммунисты и т.д. Когда Маргарет в 1912 году вступила в Социалистическую партию, это была мощная политическая сила, добившаяся на местных выборах значительной победы: 1200 государственных должностей в 33 штатах, 160 городов Америки занимали ставленники партии, насчитывавшей к этому времени более 116 тыс. членов.

Наряду с блестящей ораторской техникой отдельных деятелей, таких как Рид или Юджин Деббс, впоследствии с восторгом восклицавшего: "Я - большевик!", наряду с пафосом всеобщего разрушения, Маргарет привлекала в Социалистической партии и сексуальная программа: суфражизм, "свободная любовь", государственный контроль над рождаемостью - это было то, что надо.

Между тем, Билл Зангер начинал проявлять беспокойство. Поначалу он только радовался, что жена его нашла себе дело по душе и темпераменту, но вскоре постоянный разгром в квартире, вечное пребывание детей на дачах соседей и знакомых, а Маргарет - на митингах и заседаниях стали его утомлять.

В конце концов, когда его жена объявила себя сторонницей Эммы Гольд-мэн, Уильям решил дать задний ход, порвать с социалистами и вытащить Маргарет из радикального омута. Но было слишком поздно.

КУМИР

Эмма Гольдмэн была пламенной революционеркой со связями по всему миру: с большевиками - в России, с фабианцами - в Англии, с немецкими анархистами и французскими мальтузианцами. Она выступала с лекциям по всей Америке, собирая восторженные толпы и обсуждая абсолютно все: от необходимости "свободной любви" до "благородного провокаторства", от язв капитализма до высокой добродетели насилия, от опасностей демократии до контроля над рождаемостью.

Жила она продажей своего анархического журнала "Мать сыра земля" и распространением листовок, пропагандировавших контрацепцию и свободу секса. Известная под прозвищем "Красная Анархиня", Эмма по стилю поведения была резкой и грубой, но блестящей настолько, чтобы успешно делать политиче-скую карьеру.

Маргарет сразу стала по отношению к Гольдмэн в позу покорной ученицы. Она буквально впитывала каждое слово, под руководством Эммы штудиро-вала тома из ее библиотеки - Кропоткин, Ленин, Нечаев, Бабеф... И более глубоко - Руссо, Вольтер, Толстой... И в то же время - семитомные "Исследования по сексуальной психологии" Хэйврока Эллиса (запомним это имя!).

Маргарет изучила тактику революционной борьбы на конкретных примерах России, Австрии, Франции и Польши.

Если социалистические ораторы в свое время пробудили ее энтузиазм и научили пробуждать его в других, то Эмма Гольдмэн познакомила начинающую активистку с философией борьбы и приемами "научного обоснования" тех или иных действий.

Однако что всегда отличало Маргарет, так это стремление к практической - причем немедленной - реализации радикальных идей. Осознав себя революционеркой, она заявила мужу, что порывает со всеми установлениями "христианского капитализма", в том числе - с ярмом супружеской верности, и предложила Биллу поэкспериментировать в области свободного секса. Уильям был убит. В отчаянной попытке спасти семью он нанял коттедж в деревне и увез туда Маргарет и детей - проветриться от социалистического угара.

Когда они вернулись в Нью-Йорк, Эммы уже не было на месте: она со-вершала очередное лекционное турне, и Маргарет с сексуальной революции в действии переключилась на стачечную борьбу.

Как раз в это время началась грандиозная забастовка ткачей в Лоуренсе, штат Массачуссетс, финансировавшаяся Союзом Марксистов и Всемирной Федерацией Промышленных Рабочих. Стачка приобретала желаемый размах. Организаторам ее уже виделись красные флаги на улицах Америки. Не хватало лишь талантливых организаторов работы на местах. Тут и подвернулась Зангер.

Ее участие в руководстве стачкой имело гибельные последствия для революции: забастовка стала такой популярной, что весь истэблишмент по ту сторону баррикад проникся симпатией к ткачам. Финансисты и бизнесмены, журналисты и правительство во главе с президентом Тафтом открыто сочувствовали забастовщикам и спешили удовлетворить их требования. Стачка была выиграна, но революционная ситуация рассосалась. Маргарет вернулась в семью.

Но, как обычно, затишье было коротким.

Вскоре она стала завсегдатаем вечеринок Мэйбл Додж, молодой разведенной особы, только что вернувшейся из Парижа.

На этих вечеринках "левые" интеллектуалы собирались обменяться мнениями, поспорить и просто изысканно поужинать. Темой выступлений Маргарет всегда был секс. Для нее сама социальная революция была лишь продолжением революции сексуальной, а объединение пролетариев всех стран в единую семью должно было создать условия для раскрепощения ранее подавляемых естествен-ных чувств.

Правда, путь к этой всеобщей радости лежал через человеческие жертво-приношения, но на этом внимание не акцентировалось.

ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ

Пока завороженная общественность внимала речам и пророчествам Маргарет, ее муж, решивший, наконец, что социалистическая революция не может быть ничем иным, как только "оправданием сексуального разгула", отважился на последнюю попытку сбить Маргарет с избранного ею курса. Несчастный архитектор увез семью в Париж.

Однако "самый романтичный в мире город" не оказал ожидавшегося дей-ствия на душу пламенной революционерки: прожив там некоторое время, она забрала детей и вернулась в Нью-Йорк - без настаивавшего на своем мужа.

С узами брака было покончено, однако и со средствами к существованию тоже; Маргарет решила зарабатывать на жизнь журналистикой. Восмиполосная газета "Воительница" с девизом "Без богов и хозяев" - ее новое детище - была заявлена как "газета воинствующей мысли". И что касается воинственности, обещание было сдержано: "дегенеративный институт брака", "грабительская эксплуатация" и "борьба женщины за свое право: право не работать, право быть матерью-одиночкой, право на разрушение и на любовь" - восемь боевых полос пестрели знакомой уже нам фразеологией.

Но перченые статьи Маргарет, в которых контрацепция и свобода секса чередовались с необходимостью социальных потрясений и революционного тер-рора, в конце концов обратили на себя внимание властей. партизанка получила в суд, где отмечалось трикратное нарушение федерального закона о печати, касающегося запрета открытой пропаганды эротизма и распространения порногра-фической продукции. Так как обвинительный приговор означал пять лет колонии, а оправдательного не предполагалось, Маргарет решила бежать из страны под чужим именем.

Друзья-социалисты снабдили революционерку паспортом - теперь она была и подпольщицей. Завещав боевым товарищам заботу о детях и стотысячном тираже свежеотпечатанных листовок, пропагандирующих контрацептивы, Маргарет Зангер покинула Соединенные Штаты.

«В ЗЕМЛИ ЧУЖДЕЙ»

Более года прожила Маргарет в Англии, скрываясь от правосудия. Но времени она даром не теряла: здесь она подробно ознакомилась с учением Мальтуса и сблизилась с неомальтузианскими кругами.

Профессор политической экономики Томас Мальтус прославился своим "Опытом о законе населения" (1798). в нем с очевидным сейчас схематизмом доказывалось, что численность населения планеты растет в геометрической прогрессии, в то время как мировое производство - только в арифметической. Выход из неизбежного кризиса голода и перенаселения Мальтус видел в мерах, которые сдерживали бы рост человеческой популяции: отмене благотворительности, поощрении преступности и войн, запрете на развитие медицины и борьбу с эпиде-миями и т.п.

В ХХ веке пещерные методы Мальтуса уже никого бы не устроили. Его последователи, сохранив в неприкосновенности исходную аксиому учителя, разработали новое, гораздо более утонченное и "научное" учение о половом воспитании, контрацепции, абортах и стерилизации, сокращая численность населения гораздо успешнее чумы или войны.

На Западе учение мальтузианцев получило огромное распространение благодаря изощренной демагогии, псевдонаучному изложению, завораживавшему поверхностных интеллектуалов, и очевидному соответствию этих идей учению о "прогрессе мировой цивилизации".

Для Маргарет мальтузианство было находкой. Ее не привлекали отвлеченные экономические, философские и социально-политические идеи ее новых друзей, она всегда была человеком действия; но действие без теоретической базы могло иметь успех разве что среди лоуренсских ткачей. А то, что дух идей Мальтуса родственен делу ее жизни, Маргарет поняла сразу.

В начале ХХ века в Англии существовало множество неомальтузианских группировок. Познакомившись со всеми, Маргарет с особенным вниманием отнеслась к евгеникам - течению наиболее радикальному. Евгеники видели решение всех социальных проблем человечества (масштаб планов непременно всемирен) в постепенном, но неуклонном "улучшении человеческой породы", в обеспечении "восхождения человечества по лестнице прогресса" путем направленного снижения рождаемости "неполноценных" рас. Само собой разумеется, что элитными сортами рода человеческого признавалась порода Северо-Запада Европы.

У Маргарет Зангер хватило сообразительности занять место в первых ря-дах поборников "учения века". Не так уж долго вдыхала она тяжелый туман английской культурной атмосферы тех лет, но коричневый налет на легких остался на всю жизнь. ПОЛОВОЕ ВОСПИТАНИЕ Насколько мальтузианство оказалось важно для формирования будущих концепций Маргарет, настолько важными для нее лично оказались "межличностные контакты" времен английского изгнания. Постель Маргарет принимала многих лидеров социалистической Англии: Герберт Уэллс и Бернард Шоу, Арнольд Беннет и Бернард Хейр... Свободная от того, что она называла "давящим ядром супружеской верности", Маргарет предалась почти маниакаль-ному удовлетворению своей похоти. Апофеозом этого оргиазма явились ее необычные отношения с Хэйвлоком Эллисом, автором тех самых "Исследований...", которые она штудировала еще в США. Эллис был дедушкой сексуальной революции. Автор почти пяти десятков книг, "научно" рассматривающих различные аспекты полового влечения и способов его удовлетворения, Эллис направил всю работу своего интеллекта на обоснование движения за "свободную любовь". Именно интеллекта, ибо сам Хэйвлок был импотентом. И будучи им, он проводил свою жизнь в погоне за более изощренными чувственными удовольствиями. Он устраивал изысканные оргии для своих мальтузианских и социалистических друзей; экспериментировал с психотропными препаратами; гомо- и гетеросексуалы посещали его дом по специально составленному расписанию, зани-маясь в нем вещами, от описания которых покоробилась бы бумага. Для Маргарет Эллис стал настоящим идолом, которому она раз и навсегда поклонилась - ради его идей и ради его поведения в спальне (рассказать об "античных" развлечениях парочки смиренной прозой нет никакой возможности). Однако Маргарет и Хэйвлока влекла друг к другу не только страсть к извращению животного инстинкта. Они начали разрабатывать стратегию будущих действий Зангер. Эллис настаивал на необходимости возвращения подруги в Нью-Йорк. Но в таком случае надлежало несколько снизить радикальность общественных выступлений, смягчить проабортную кампанию. Хорошо было бы повидаться с детьми, чтобы реабилитироваться в глазах общественности. И, ко-нечно, пора заменить научно и гуманно звучащими тезисами Мальтуса и евгени-ки обветшавшие лозунги анархизма и социализма. К тому времени, как истек год пребывания Маргарет в Англии, ее идеи окончательно устоялись, стратегия и тактика была разработана. Она возвращалась в Америку одержимая решимостью изменить путь развития Западной цивилизации. Первым делом Маргарет по пересечении Атлантики было возобновление дружеских отношений с аудиторией. Используя старые приемы, отточенные еще во времена забастовочной борьбы, она быстро завоевала обывательские симпатии. Это была первая победа. Затем, чтобы упрочить завоевание, она отправилась в митинговолекционное турне по стране, от побережья до побережья. Три с половиной месяца непрерывных оваций, ликования толпы и повсеместной газетной шумихи - это ли не новая победа? Затем она решила открыть подпольную клинику для практического осуществления контроля над рождаемостью. Газеты, памфлеты, речи - все это было лишь прелюдией настоящей борьбы. Место для своей клиники Маргарет выбрала в соответствии со своей идеологией: район Браунсвилль, Нью-Йорк, заселен преимущественно иммигрантами - славянами, итальянцами, евреями, латинос. Маргарет Зангер "спасала" страну от "неполноценных". Но это было уже слишком. Через две недели клиника была закрыта, а ее основательница получила месяц тюрьмы за распространение опасных для здоровья медикаментов и совершение нелегальных медицинских операций с использованием контрабандных средств. Но Маргарет было уже не остановить. Едва выйдя из заключения, она создает новую организацию - Лига Контроля над Рождаемостью, и начинает издание журнала "The Birth Control Review". Она по-прежнему хотела открыть клинику, но время, проведенное в тюрьме, научило ее быть основательнее в подготовке подобных акций. Новая организация и журнал должны были, по мысли Зангер, подготовить общественное мнение. Расчет оказался верным. Организация и журнал - вот скромные истоки транснациональной империи, которой будет впоследствии дано невинно звучащее название "Ассоциация Планирования Семьи". Хотя Маргарет и навлекла на себя критику таких людей, как известные евангелистский проповедник Билл Санди, католический деятель Джон Рийан и бывший президент Теодор Рузвельт, масса интеллигентствующих обывателей была теперь на ее стороне. Деньги начали стекаться в ее офис в виде пожертвований и доходов от подписки, в увеличении которой немаловажную роль сыграл тот факт, что страницы "Ревю" украшали статьи Герберта Уэллса, Джулиана Хаксли, Карла Меннингера и др. К 1922 году положение Маргарет становится незыблемым. Она выигрывает несколько важных судебных процессов, организует международную конференцию по проблемам контроля над рождаемостью и совершает кругосветное турне с циклом лекций, встречаемых на ура. Ее имя на устах у всех, одна из ее многочисленных книг становится бестселлером несмотря на яростную полемику, вызван-ную ее появлением, а может быть и благодар

Категория: Истории знаменитых личностей | Добавил: Kolibri (12.05.2009)
Просмотров: 980 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
One or two to remmeber, that is.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]